охотники на привале



Декабрь. Наступила зима. Лёгкий морозец незаметно перешёл в серьёзные трескучие морозы. Но часто светит солнце, а с ним и мороз не мороз. Мы иногда выезжали на охоту, а вернее сказать выезжали всегда, при любой возможности. Однажды поехали пострелять зайчишек, взяли несколько штук. Рябчиков стрелять было незьзя, я целился и отпускал их с миром, пёс потом мчался и распугивал их. Разведывали новые места. Следов копытных много, но мы охотились на зайчишек. В субботу 6 декабря было закрытие сезона на оленей. У нас оставалась ещё одна лицензия, мы решили поехать. Жена строго-настрого наказала, что стрелять будем самку, ибо мясо у них нежнее и вкуснее. Выехали рано утром. Мороз стоял минус двадцать. Пока движешься то очень даже терпимо, но если стоять в засаде то не выдержишь и нескольких минут, особенно на ветру. Честно говоря олень нам был нужен как зайцу стоп фонарь, поэтому я ничего серьёзно не воспринимал и не напрягался, просто хотелось развеяться. С утра проверил куда дует ветер... и тупо заявил, что будем гнать против ветра. А сам решил забежать вперёд и встать так, что-бы ветер от меня нёс все запахи на зверей в загоне. С какой я кровати ночью упал и какой белены объелся - лучше не страшивайте. Супруга бодро пошагала вдоль кустов, я побежал наперерез. Подбегаю к намеченному месту, там есть хитрый пруд-котлованчик, и от него лес раздваивается, животные все бегут туда. Не добежав метров двести поднимаюсь на бугор и вижу, как там величаво пробегают два лося. Красиво шли, черти. Жена нашла их свежие лёжки, они сразу снялись лишь почуяли её, было видимо три лося, но я заметил лишь двух. Потом мы просто ходили по окрестностям, ознакомились со всеми лесами и ракитами. Ничего не увидев дали большой круг и пошли назад к машине. На морозе лицо и шапка покрываются изморосью от дыхания, борода и усы обледевают, давно я уже этого не испытывал. Супруга притомилась, я отправил её заводить машину, сам дал кружок. Вижу свежие оленьи следы, вижу как утром жена прошла по ним когда пошла в загон. Бреду по следам в сторону машины. Подхожу, до машины осталось метров тридцать, жена уже там, мотор работает. Вдруг слева от меня раздаётся хруст и огромный рогач вылетает из семи деревцов на бугор и был таков. Я его конечно успел в оптику поймать, но принять решение (стрелять или не стрелять) не успел, до того всё было неожиданно. Вообще сам не знаю, зачем поехал. Оленя мы стрелять особо не хотели, возись с ним потом по такому морозу. Но увиденное привело в азарт. Подлетаю к машине, рассказываю, что олень всё это время пролежал возле машины пока мы бродили ноги по округе. Особенно смешно было то, что супруга утром рано прошла слева от него, а я справа, олень был как в клещах, но не дрогнул, лежал себе. Я потом посмотрел его лёжку, проятаяла почти до земли. Лежал почти в отрытом, но за бугром, в затишье. Решили попытаться выгнать его. Жена прошла по кустам, я стоял в засаде, засох как бобик на морозе, олень не вышел. Пришла жена, болтаем, вдруг слева по болоту вижу бегущего оленя, он был там где-то в камышах всё это время. Долго наблюдаем как он бежит, куда убежал. Решаем сходить проверить. Даём большой круг, олень оказывается не останавливаясь ушёл дальше. Теперь уже точно по большому кругу решаем идти к машине и ехать домой. Я подрезаю с подветренной стороны и забегаю вперёд. Стоять холодно и скучно. Справляю малую нужду и вдруг вижу краем глаза в кустиках койота, он вылетел в открытое, уже увидел меня и удирает. Вот невезуха. Идём к машине, едем домой, по пути решаем проверить ещё одно место. Остановившись передаю руль супруге, сам выскакиваю по дороге и бегу в кусты, отрезаю маленький лес от большого. Из маленького леса три пути - один в сторону к ракитам и лесам в полях, один вдоль поля по кустам в большой лес и один вокруг озерца тоже кустами и тоже в большой лес. Я встаю у озерца недалеко от поля, перекрываю два пути, отрезаю большой лес. Жена проезжает дальше, выходит из машины и идёт в лесок. Оттуда вылетает олень и конечно выбирает третий вариант, летит через дорогу, перемахивает изгородь и был таков, кустами и ракитами ушёл. Мы прошлись по следу, но он не останавливаясь прошёл все лески и ушёл далеко. Поехали домой, готовитьсь к настоящей охоте. К охоте на вапити.

Весной я подал заявление на жеребьёвку, на марала или изюбра, зовут этого оленя здесь Elk, европейцы кличут его вапити олень. Подал на супругу, сам решил приберечь свой шанс на потом, ибо если принимаешь участие впервые то шансы почти беспроигрышные. Жена выиграла лицензию на безрогого изюбра, сезон был одну неделю в октябре и одну в декабре. Мы ездили в октябре аж на три дня, плотно бродили по лесам, лишь однажды рано утром в сумерках видели большой косяк в поле, больше мы ничего не видели. Рассказы бывалых повергли в уныние: животные мол ужасно чуткие, слышат и видят и чуют как не знаю никто, к ним в жизни не подойти, лишь подкараулить когда они выходят кормиться на полях. Но в отличие от оленей они не выходят вечером, а лишь в кромешной тьме. Всё это повергло в уныние и настроение было не очень. Познакомились с несколькими людьми, обзавелись несколькими адресами и несколькими разрешениями и решили ждать декабря, с 8 по 13 можно стрелять изюбра. Если есть лизенция на белохвостого оленя, то во время охоты на изюбра можно так-же стрелять оленя. Поэтому я закрытие сезона на оленя серьёзно не воспринял, нас оно не очень касалось. Заказал я себе отпуск на 8, 9 и 10, накопил деньжат на отель и на бензин, и все выходные загружал машину. Долил масла, проверил шины, заправил под завязку. Собирался как на север, ибо с морозом не шутят. Взял две лопаты, домкрат, запасной аккумулятор, кабель для прикуривания, кабель для подогрева машины, канистру с бензином, и много чего, взял даже кусок проволоки и пассатижи. Примус, спички, зажигалки, сплаьные мешки, ну а уж тёплой одежды набрал как дурак махорки. А также сменных носков, ботинок, сапог, штанов, футболок, свитеров. Жена наученная опытом на сей раз набрала продуктов две сумки - рулет сала, зажаренного петуха, и прочей снеди, плюс напитков и хлеба на неделю. Положил я так-же несколько больших вещмешков, пластиковые мешки, полога, верёвки, топор, напильник, ножи. Взяли сателлитовые компасы (GPS), фотоаппарат, и легли спать в ожидании 8 декабря.

8 декабря.

Встали в пять утра. Прогноз обещал минус двадцать и до мину тридцати по ночам. Позавтракали и выехали около шести. План был поехать туда где мы утром видели изюбров, подкрасться к опушке и проверить это поле. Надежда была, что морозы поджали и пасутся они теперь дольше, и что в понедельник утром не будет много охотников. Всю дорогу шёл снег. Я ехал не спеша. У машины при минус 15-20 начинает в переднем мосту что-то выть и хрумкать, будто зубцы хотят но не могут попасть в сцепление. Я эту болезнь уже знал, когда включаешь передний мост то звук пропадает. Включил оба моста, звук исчез, и мы помчались. Начало сереть, время поджимало, последний час я уже топил и топил, мчался как угорелый. Когда рассвело по пути видели массу оленей, а однажды справа в поле стоял обалденный рогач, хоть бери да остнавливайся. Оказывается в левом кювете возле машины стоял другой рогач, видимо хотели повоевать. Приехал как раз вовремя. Подъезжал тихо и без свету. Выскочил, взял карабин, передёрнул затвор и побежал вдоль леса, предварительно проверив направление ветра. Ветер был не очень удачным, но хотя бы не от меня к полю, чему я был очень рад. Морозный воздух перехватывал горло, я побежал налегке, в лёгкой курточке и тонких перчатках. Поле хитрое, как карман в лесу, с трёх сторон окружено лесом, на поле растёт костёр, то бишь сено. Один урожай скосили, но подгон осенью поднялся приличный. На поле никого не было. Проверил всё в оптику, грустно вздохнул, вышел на дорогу. Подехала жена, я сел за руль, быстро обсудили дальнейший план действий. Вначале проехали вдоль леса по дорожке в надежде, что из лесу на поля выйдут звери. Ничего не было. Решили проехать по лесам все дороги и поохотиься как местные, не вылазия из машины, вдуг где-то что-то увидим. А в обед у нас была назначена встреча с фермером, он обещал показать свои поля, у него осенью ребята подстрелили одного изюбра в первый же день. Проехали много километров, зорко смотрели по сторонам, в одном месте от нас помчался лось, мы вздрогнули. Убежал в лес, рога небольшие, но сам приличный. Снег шёл всё утро, все следы были свежие. Оленьи следы были, других не было. Я приходил в транс. По пути подкрепились, я умял два бутерброда с салом. Насмотревшись на охотников в крутых автомобилях с прицепами и с внедорожниками (ATV) в кузовах и на их охотничьи привалы, где стояли кэмперы и валил пар, я рассвирепел и решил послать всех к аллаху. Заявил супруге, что будем действовать по моему плану - пойдём шерстить леса, волка ноги кормят, дичь живёт в лесах, а не на дорогах. Возле старой тропинки где когда-то разрабатывали лес поставил машину, взяли пушки и пошли. Прошли метров пятьдесят, вся площадь в старых вырубках. Впереди к вырубке справа и слева подходила полоса леса, я там осенью видел несколько оленей. Объяснил супруге, что я пойду вправо а она влево, дадим большой круг и выйдем в этому месту где сходится лес, там у дичи как излюбленный корридор. Ветер был от меня к супруге, наказал ей стрелять а потом размышлять, хотя и сам не верил в эффективность своих наставлений. Ещё раз показал, как взвести курок и как стрелять, и мы пошли. Ядрёный мороз, но в движении очень даже нормально. Я пошёл по болотцам, по вырубкам, как всегда увлёкся и упилил бог знает куда, слишком уж места интересные, то ли трава, то ли камыш среди бурелома, да и следы и тропы были. Бегу я по ним как ищейка, скачу туда-сюда, иногда в кусты врежусь, хруст стоит страшный, я психую сам на себя. Осознаю, что уже ушёл далеко и пора двигать к месту встречи. Бегу по болотцу и вдруг справа от меня скачут... Скачут двое. Вроде не олени и точно не лоси. И не коровы, что очень важно. Ловлю в оптику и вижу одного, последнего. Стреляю! Вижу как он рвёт вперёд, наученный опытом что я всегда обзаживаю бегущих на сей раз стиснув зубы выношу вперёд, целюсь вперёд груди, в пустое место, и жму курок. Зверь в камышах или траве вроде буксует и меняет курс, я стреляю и опять стреляю. Мозг шепчет, что все четыре промазать не мог. Ничего не вижу, стою офигевший, боюсь поверить в случившееся. Неужели маралы? Неужели я их наконец выгнал? Заряжать? Как-то не до этого. Прошли лишь мили-секунды, а я уже бегу к месту где в последний раз видел зверя. Не добежав останавливаюсь, осматриваюсь и вижу, как второй остановился, повернулся грудью ко мне и смотрит, видимо ждёт второго. А где второй и что с ним - об этом я не знаю. Может я промазал и он убежал? В стволе ещё один, последний патрон, на меня смотрит марал, расстояние метров сто или сто пятьдесят. Что же мне делать? Принимаю решение быстро. О том, что я сделал и как поступил, об этом я вам не расскажу. Расскажу лишь близким друзьям за бутылкой водки :) Бегу туда где видел зверя по которому стрелял, его нигде нет. Чуть не вою, паникую. Что за бардак? Мозг подбрасавыет картинки как зверь тыкался туда-сюда, не может быть, чтобы я промазал все четыре! Во наконец след и кровь на снегу. Ну куда же он делся, подлец, не улетел же? Бегаю, ищу, тут кучка деревьев с травой и камышами, там другая, тут третья, у меня уже крыша едет. И вдруг вижу в траве тёмную тушу. Лежит!!! Подбегаю. Он уже не дышит. На боку дыра, выстрел что надо, не в кишечник, а в переднюю часть корпуса, в лёгкие, такие выстрелы всегда работают, и по лосю, и по другой крупной дичи. Смотрю, всё ещё не верю в своё счастье. Не нужны мне отели, не нужны фермера, не нужно сидеть в засадах и морозить сопли. Уррраааааа! Я взял марала!!! Дико озираюсь. Где я? Что мне делать? Идиот, ни ножа, ни компаса, ни GPS, всё осталось в машине. Вышел на прогулку, называется, горе охотничек. Ору. Жена не отзывается. Мобильник не берёт. Свирепею, осознаю, что вся надежда на себя. Делаю несколько кругов, жёстко сканирую местность. Вот сухое дерево, вот коряги, вот высокая сосна, вот вырубка. Прохожу несколько метров, а там тоже другое сухое дерево и дугая сосна и другая вырубка. Вот блин беда. Уже вроде опять марала потерял, с трудом нахожу. Побегав и ознакомившись с местностью постепенно борзею и отдаляюсь, стараюсь держать ориентир хотя бы по веру и по солнцу, которого вообще не видно. Наконец пройдя около километра слышу жену, спустя вечность она меня находит. Она говорит, что после моих выстрелов на неё вылетели 3 животных, кто это был она не знает, может олени, может изюбры, пересекли просеку и ушли. Я не ворчу, спрашиваю, помахала ли она им хотя бы ручкой для приличия? Про застреленного марала я ничего не говорю, включаю дурака, говорю что что-было, я стрелял, пойдём быстрей смотреть следы. Показываю где я был, куда стрелял, вот мол следы, вот даже вроде и кровь. Наконец она видит зверя. Челюсть отвисает... Спрашивает, что это такое? Лама? Я ржу. Она постепенно переваривает, подбирает слова, ещё раз уточняет, что это не олень, не правда ли? Ибо олень то вроде помельче. Наконец выясняем, что у жены мозги настолько промыты байками местных охотников, что она уже даже и вообразить не может встретить в лесу марала, она была уверена, что мы охотимся на оленей и будем стрелять оленя. Наконец до неё окончательно доходит, что мы взяли марала. Что закончилась эпопея, что не будет дурацких отелей, выслеживаний и подкарауливаний. Стоим, перевариваем радость. А в лесу такая благодать. Свежий мягкий снег, холодно но тихо, даже солнце выглянуло. Никуда бы не уезжал из этого рая. Но нужно поторапливаться, время хоть и раннее и всё ещё утро, но короток зимний день, да и с морозом шутки плохи. Бежим искать просеку, после целой вечности выходим на неё. И как я успел столько отмахать, уму непостижимо. На просеке нахожу тропку-трэйл, там никогда никто не ездил на машине, но видимо на ATV иногда ездили. Всё в колдобинах и везде огромные пни и брёвна, не проехать. Идём назад к машине, по пути я пинаю брёвна, присматриваюсь где можно проехать. Наконец мы у машины, положили ружья, завели и съехав с дороги я начал пробираться по просеке. То там упрусь в ствол, то там в пень, то буксану, то тряхнёт, но я стараюсь не останавливаться, ибо возможно потом не тронусь. Жена паникует, сурово утихомириваю, знаю что хреново ехать лучше чем хорошо идти. Еду сколько могу, проехал очень даже приличное расстояние, и лишь плотно засев враскачку выбираюсь, в 7 приёмов разворачиваюсь и ставлю машину. Достали GPS и засекли координаты на наших электронных компасах. Беру топор, верёвку, рюкзаки, ножи, жена оставляет свой карабин но я свой ни за что не оставлю, и мы идём в лес к маралу. Дорога долгая, ещё раз поражаюсь, как это я успел так далеко убежать, вроде был в лесах-болотах буквально пару минуток. Приходим к маралу. Фотографируемся. Это молодой самец. Попал всего один раз, чем я очень недоволен. Но очень уж я возбуждён был, братцы. Потом я надеваю резиновые перчатки и начинается неблагодарная работа. Перчатки малюсенькие, жмут, руки в них сводит, но без них видимо ещё хуже. Когда мороз скуёт руку засовываю её внуть, она быстро отходит, мясо и требуха горячие. Снимаю частично шкуру, отрезаю и выбрасываю ноги по колено, выпускаю потроха и отрезаю задние ляжки. Каждую ляжку в целофановый мешок, мешок в рюкзак, каждый по рюкзаку на спину, в моём так-же сбой и топор, плюс я ещё и ружьё должен взять. Не можем найти второй нож, попинав снег и поискав решаем плюнуть, объясняю, что это будет жертвоприношение охоничьим богам за такую удачную охоту. Верёвку маралу на шею, тянем. Через десять метров выдохлись, животина упирается в каждый пень и в каждую корягу. Тут из мешка начинает течь на штаны, зад мокреет. Сбрасываем мешки, благо есть много полиэтиленовых мешком берём по второму и ложим окорока вверх костью, чтобы они не дырявили мешки. Рву траву и набиваю на дно мешка. Ложу топор отдельно, что-бы он не порвал мешок. Мешки на спину, ружжо на спину, верёвку в зубы и вперёд. Через десять метров опять сдохли. Покачиваясь на неуверенных ногах беру свою верёвку, делаю петлю, накидываю на морду, теперь голова всегда приподнята и едется веселее. Бредём, после целой вечности выходим из чащи и бурелома на просеку, на ней вроде есть тропка и уже чуток веселее. Жена несёт ружья и упрашивает отдать ей второй вещмешок, но я как бык пру и пру. То одну верёвку на плечо, то другую на пояс, то рывками, то тяну рукой, но движемся и движемся. Поджилки трясутся, в газах темнеет, но я шурую. Слышу возглас жены что уже видна машина, но сил радоваться нет. Пру сколько могу, не доходя метров двадцать сдыхаю окончательно, бросаю верёвки и иду к машине. Выгружаю всё барахло, расстилаю полог, потом иду и приволакиваю зверя. Прикрепляем положенные законом таблички. Их вообще-то нужно прикреплять немедленно после того как застрелишь, я нарушил, но я боялся, что они оторвутся пока будет тащить, да и дату и месяц я вырезал сразу на месте, то есть погасил лизенцию как положено. Кроме этикеток ничего больше делать не нужно, нет никаких пунктов где нужно отмечаться или других дурацких процедур, всё основано на доверии и всё действует прекрасно. Загружаем тушу, забрасываем барахло, потихоньку еду назад, машина скрипит, но едет, протискиваемся через пару самых невозможных мест, и наконец мы на дороге. Мясо парит. Предлагаю перекусить, мясо бросит на снег, а самим поохотиться на оленя. Жена не понимает зачем нам олень, у нас же есть марал. Объясняю, что оленя мы заморозим и будем брать мясо на jerky и на шашлыки летом. А если мы его не подстрелим, то мы в пролёте, ибо нам можно стрелять оленя когда мы охотися на изюбра, а ибо сезон уже закончился то без изюбра нет оленя. Она вроде понимает. Честно говоря я поэтому и спешил, очень уж хотелось ещё поохотиться. Идём в леса, на сей раз предлагаю обойти массив слева, ибо справа мы подшумели изрядно, да и ветерок оттуда. Даём круг, ничего не видно. Есть следы, но места неважнецкие, много сухостоя, шум стоит. Быстро решаю закругляться и меняю план, предлагаю попытаться поездить, так больше шансов увидеть оленя. Уже на выходе слышу шум и треск в кустах, но ничего не вижу. Идём машине, загружаем мясо, едем по округе. Оленей нигде нет. Я проверяю самые многообещающие места, там где осенью мог запросто подстрелить теперь ничего нет. Всё-таки здорово их пошугали за время сезона. Дав большой круг замечаю, что уже темнеет, солнце садится, и ещё раз объезжаю все потайные места, где лес выходит к полям. Ничего нет. Выезжаем на трассу, уже стемнело, включаю свет. Едем домой, супруге предлагаю встать утречком пораньше и проехать по округе, пока с нами марал нам можно стрелять оленя.

Проезжаем мимо деревушки где мы ночевали в отеле, сумерки сгущаются, вдруг жена узревает на поле трёх оленей. Я их тоде вижу. Самое прекрасное, что они как-раз возле полевой дороги, типа грейдера ведущего в деревню с другой стороны. Навстречу по трассе мчится огромный освещённый грузовик, почти поезд. Прижимаюсь к обочине, пропускаю, выключаю свет, выскакиваю, беру ружжо и сажусь на пассажирское сиденье, жене даю команду ехать. Она долго занимается ерундой, жонглирует барахлом в машине, роняет вещи, включает нейтралку и даёт газу, потом включает заднюю скорость и наконец вроде находит скорость, и это на машине с автоматической коробкой! Потом она исправно включает левый поворотних. Я охреневаю! Я выключил свет что-бы не сигнализировать оленям о нашем пребывании, а она включает поворотник. Мы наконец едем, оленей уже и след простыл. Наверное время охоты уже закончено, сильно уж густы сумерки. Подъезжая к лесу видим, как вдоль леса скачет олень и машет белым хвостом, он забегает в лес. Дорога подходит к лесу и плавным полукругом уходит влево. На самом деле это не лес, а лишь гряда деревьев. За ними находится старая бывшая железная дорога, по ней народ ездит на ATV. Показываю жене ехать дальше, проехав метров тридцать прошу остановиться, хочу выпрыгнуть и говорю жене, чтобы она проехала метров сто-дести дальше. Она трогается, я ору что-бы вначале высадила меня. Наконец разобрались, я выпрыгнул, она уехала. Спрыгиваю с грейдера в кювет, забегаю в кусты, бегу к железнодорожной насыпи, откос крут, но я шустёр, взлетаю на откос и вижу как в густых сумерках посреди насыпи боком ко мне стоит олень. Стоит в профиль, стоит с мотрит на меня, приготовился к прыжку в лес. Понимаю, что у меня секунды. Ловлю в прицел, после короткого марафона дыхание никудышное и руки дрожат, но знаю, что олень через секунду смоется. Ловлю в визир и жму на курок. Выстрел в сумерках суховат и резок. И тишина! Мой олень подпрыгивает, делает сальто в воздухе через спину и падает назад, но уже головой в другом направлении. Я стою опупевший. Неужто попал? И сразу насмерть? И за что мне такое везение? Подбегаю к оленю, а у него РОГА. Рогач. Самец. Может поэтому и такая дерзость. Я был уверен, что стреляем самку, самцы обычно группами не ходят. Олень уже не дышит. Ну и дела, бляха муха, ну и снайпер. Оленя за рога и тащу под откос, через кусты и через кювет к грейдеру. Даже не запыхался. Машина где-то далеко, вижу лишь тёмное пятно. Смотрю в оптику, вижу машину. Машу, но осознаю, что уже темно и меня в белом костюме не видно. Достаю зажигалку, зажигаю и сигнализирую. Устав вздыхаю и плетусь к машине. Вдруг вижу как зажглись подфарники и машина едет ко мне. Бегу наз к оленю. Скромно стою у дороги, голосую. Жена подъезжает, опускает стекло. Скромно спрашиваю, не довезёте ли до Ново-Хреновки. Жена сурово спрашивает а есть ли у меня деньги. Потом она косится в кювет, спрашивает, что там лежит, что за бугорок, койот или енот. Отвечаю, что фиг его знает, предлагаю посмотреть. Увидев оленя у неё пропадает дар речи, она слышала выстрел но искренне была убеждена, что я стрелял просто так и попасть не сумел. Представить себе, что я застрелю оленя да ещё вытащу его к машине - этого она не могла. У меня как и положено в заначках есть всё на свете. Вытаскиваю второй полог, шустро выпускаю олешке кишки, чисто и профессионально выбрасываю все внутренности. Попал прямо в переднюю лопатку, пуля прошла насквозь и вышла из дугой лопатки, ничего не повредив. Сердце было целым, так и пойму почему он моментально скочался, видимо перебил аорту или артерию как-раз перед сердцем. Заворачиваем оленя в полог и забрасываем в машину поверх всего груза. Мою руки горячим чаем из термоса. Машина чувствительно просела, забита под завязку. Жена всё ещё ошалевшая. Говорю ей, что завтра можно спать спокойно, наш сезон закрыт.
По дороге домой на заправке я пугал людей своей измазанной в крови курткой и физиономией. Пока резал марала кровь иногда била фонтаном. В спешке и по морозу мне было пофигу, так и ехал весь в крови, в дурацкой оранжевой шапчонке. Ольга переобулась и умылась на заправке в туалете, мне принесла дезинфицирующих салфеток. Опять пошёл снег, и шёл не переставая весь вечер и всю ночь. По дороге покушали, расслабились, врубили печку на всю, в снегопаде промчались мимо нужного поворота и проехали лишних 35 км, осознали лишь когда приехали в северный городок. Вернулись назад, но я сильно не расстроился. Машина пёрла, по пути заехали на заправку, у всех бензин был по 83 копейки а у них по 69, залили под завязку и помчались домой. По приезду домой ободрали зверей, порезали мясо и разложили остывать, восторженный и соскучившийся пёс путался под ногами и мешал как мог. Закончили всё поздно, поужинали и легли спать после двенадцати ночи, спали как убитые. Вот так вот я закончил мой небывало богатый впечатлениями зимний охотничий сезон 2008 на копытных в западной Канаде.



А ты? Где ты был, когда я за ними бегал?


Ну не красавец ли? На заднем плане пейзаж где я бродил.


Урра! Слава небесам и всем охотничьим богам!


Голова была пышной... и очень симпатичной.


Зверь крупным планом.


Ещё разок в профиль. Не верю я больше ничьим байкам. Кто не умеет тот учит. Кто может тот молчит и делает. Никого не слушайте, хлопцы, дорогу осилит идущий.


Вот этот пожилой мужчина бегал по заснеженным болотам.


Тётя Оля с маралом.


Позирует. Жеманничает.


Просто очень довольна.


Ну просто классная получилась охота.


Последняя короткая передышка. В руках Браунинг, мой любимец. Продавец мне долго и упорно пытался всучить супер дорогие патроны, но я послал его подальше и купил пачку самых дешёвых. Он грустно вздохнул и сказал "Из этих тоже, конечно, застрелишь..." Шутник однако. Зачем же мне тогда дорогие? Я из них что, веселее застрелю? Или пули из них летят с музыкой?


Вот так вот весело мы ехали.


Любишь кататься...


Уффф... Дошли!


Как дружно рубили канаты... Сматываем верёвку, авось сгодится.


Последняя молитва, последний поцелуй.


А вот это вид из нашего кухонного окна. Выставка трофеев, так сказать.


Слева на заднем плане видна собачью будка. У пса теперь 3 шкуры, он их гложет...


С оленем в гараже. Сзади видно маралье мясо на столе.


Крупный был олешек, солидный.


Попробуем приподнять.


8 пойнтер, то бишь 8 отростков. 4 года ему наверное было.


8 декабря. Утро! Дак как вы не поймёте!? Я взял марала! Своего первого в жизни!



Эхма, напарника бы мне. На медведя, на лося, на марала, на оленей. Да на всё на свете. В лесах просто сказка. Белая зимняя сказка.




Январь 2009.

В декабре и январе морозы стояли такие, что аж стрелка термометра гнулась. А когда мороз был с ветром так вообще был конец света.


Но потом в середине января неожиданно потеплело и мы выскочили на охоту. Снег местами был рыхлый, местами плотный, в некоторых местах ходить без лыж было грустно.


Тётя Оля тоже поехала на охоту.


До того ушаталась, что начала есть снег. Пришлось ругать.


Я не сдавался и наконец в неприметном лесочке выгнал зайчишку, взял с первого выстрела. Пёс с ним тоже немножко повоевал для приличия.


Вокруг было ужасно много оленьих следов, и других тоже. Были лосиные, волчьи.


Нагулялись вдоволь, до потемнения в глазах. Один заяц от меня умчался через открытую просеку, по пышному снегу, я его прошлёпал. Дома потом было очень уютно.



А так пока всё потихоньку, без особых новостей. Если таковые появятся - поделюсь.

ЗЫ: Очепятки сделаны умышленно чтобы отслеживать копирайт - если кто скопирует и обубликует то я сразу вычислю по очепяткам :)