Тревожный месяц вересень.

Или отпуск на севере и охота на лося.

Наступила осень, сентябрь. Но наступила она лишь по календарю. На самом деле осенью и не пахло, стояла несусветная жара, народ купался и отдыхал на пляжах. Открылся осенний охоничий сезон на водоплавающих, открылся как и положено первого сентября. Но кто пойдёт стрелять уток в жару свыше 30 градусов? Плюс ко всему у меня ныла и болела спина. Поэтому я извиняюще обещал собаке, что мы мол подождём, мы мол потом поохотимся. Гусей в округе не было. Совсем не было. Да и с какой стати им куда-то лететь, если у них дома настоящий юг.
Я потихоньку паниковал. И продолжал мечтать о баснословной охоте на севере. Отпуск у меня был заказан на две недели, начиная с середины сентября. Упаковываться я начал ещё в августе. Взял я на сей раз с собой ну просто всё на свете. Продуктов питания набрал столько, что хватило бы на 2 или 3 месяца автономного плавания. Так-же набрал книжек, да просто всего на свете. Загрузил трак и кэмпер под завязку, на трак поставил внедорожник, а наверх каноэ. Даже мотор для каноэ взял. Постригся налысо. И семнадцатого числа, в субботу утром, я уехал на север искать лосей. Ибо сезон на лосей там открывается с первого сентября, а гон у них начинается в середине сентября. Харви в последний момент спасовал, у него нашлись другие дела. Так что мне можно было уходить в свободный полёт. И я ушёл.
Затурканному работой сознанию никак не удавалось привыкнуть к мысли, что я в отпуске и никуда спешить не нужно. Приехал к месту назначения в обед. Планов у меня было громадьё. Даже карты и маршруты распечатал. Не буду утомлять вас деталями. Первое, чем север ошеломил - это гнус. Полчища. Не дают рта раскрыть. Ничего сделать невозможно, одна рука всегда нужна, чтобы отмахиваться. Спасла сетка, которая надевается на кепку и закрывает всё лицо и шею. Припарковавшись я снял каноэ, чтобы согнать с пикапа АТВ. А с больной спиной задача была ну очень неприятной, скажем процедура была болезненной. Но оседлал я АТВ, загрузил пушку и попёр. Сразу же начали попадаться биваки, домики, избушки, палаточные городки. Я прямо расстроился. Дальше в лесах цивилизации было меньше, дорога становилась очень отвратительной - ухабы, грязюка. Следов от других внедорожников не было, вроде никто в последнее время не ездил. А главное было несколько лосиных следов. И поравнявшись с очередным болотом я припарковал внедорожник, взял карабин и решил идти охотиться. И тут мне навстречу показался свет фар. Я офигел. Вскоре медленно приблизился крутой новенький пикап. Весь в грязи, в кузове лодка, за рулём индеец, рядом напарник. Улыбнулись, поздоровкались. Настроение упало, и немного крутанувшись по округе я помчался назад. Решения я принимаю на ходу, на лету. Загрузил всё назад и попёр дальше. Нашёл моё любимое место, на которое возлагал крупные надежды, где летом видел явные следы обитания лосей. Нашёл лишь следы обитания людей, охотников. Звал я лосей весь вечер. Ночью дико болела спина и нога, утром встал затемно, тихо прокрался к месту охоты, и звал и звал лосей. Имитировал крик самки, а потом воинствующего самца. Никто не отзывался. Когда встало солнце то плюнул и решил разведать дорожку в лес. А она на удивление не кончалась, и я упилил пешком в леса на весь день. Очень болела нога, каждый шаг давался с трудом, осбенно если нужно было переступать поваленные деревья или идти по грязи. В обед вырубился на травке, на солнышке, гнус меня в маске достать не мог, а руки я спрятал в карманы. Благодать! След лосиный был, но очень редко, и возможно давнишний. В самом начале трэйла, недалеко от машины, в лесу стоял лодочный прицеп. Очень красивый, мне очень понравился, из оцинкованного железа. Но стоял уже несколько лет, номерной знак говорил, что в последний раз был на учёте 3 или 4 года назад. Озёр рядом не было. Может кто-то украл лодку, а прицеп бросил? Колёса от времени уже полопались и были в лепёшку. Но сам прицеп был из оцинкованного метала, ему хоть бы хны. Записал я номер, решил попытаться найти владельца и спросить, не продаст ли он его по дешёвке. Вот такой вот был поход. Уставший и хромая я к вечеру вернулся на бивак и поехал на новое место.
На это место я возлагал колоссальные надежды. Есть пруд, рядом полно водоёмов. А главное - в лесу я нашёл старую вырубку с изобилием лосиного помёта. Жили они там, стервецы, но только неизвестно когда. Прокравшись на это место я долго и тщательно звал лосей. Ибо имитировать звуки не очень умею то записал их на электронику и использовал её. Никто не откликался. Ночью дико болела нога и в округе выли волки.
На следующий день я не сдавался и опять пошёл на то же самое место. Звал, ждал, читал книжку, давил и складывал в кучу комаров. Лосями и не пахло. Потом ходил по трэйлам, уходил сколько мог. Хорошие места, но иногда затоплены водой, дальше ходу нет. Пришлось возвращаться назад к машине. Завёл её и пересёк мост и припарковался на другой стороне речушки. Спустил на воду каноэ и с карабином поплыл вниз по течению. Освоился быстро, и тут впереди послышался первый перекат. Проскочил его на удивление лихо, потом был второй, потом третий. Ну речушка была офигенная, тихая, спокойная, за-полуденное солнце расслабляло, и я тихо скользил по течению, глазея по сторонам. Увлёкся и заплыл далеко, солнце на севере садится рано и быстро. Назад грёб усердно, и доплыл быстро. Уже привык к тому, что первые пол-ночи болит нога, а потом ничего. Ложиться и вставать с солнцем очень понравилось, высыпаешься до опупения.
Утром взял с собой вещмешок с едой и комплектом одежды, взял так-же лёгкие бродники, сел в каноэ и поплыл вниз по течению. Вчерашний участок проплыл профессионально и быстро. Потом речушка расширялась, петляла, я тихо плыл и плыл. В одном месте услышал перекат, подплыв поближе офигел. Бобры наделали плотин и дальше река, похожая в этом месте на озеро, была на добрый метр ниже, то есть следующий уровень воды, типа яруса, был ниже. Нашёл место, спустил байдарку, и путешествие продолжалось. Лосями и не пахло. А потом река ушла в грустные хвойные леса, и начались лишь скалы и чахлый ельник, там лосей уж точно не будет. Причалил к скалам, повалялся, почитал, покушал, позвал лосей, и спустя час-другой решил двигать назад. Надел бродники, ибо так удобнее выскакивать на стремнинах и перекатах. Быстро выяснил, что против течения грести тоскливо. После каждого взмаха веслом нужно переносить его на другу сторону, а с весла каплет вода, и прямо на все вещи в лодке, включаю пушку. Это мне не понравилось. Зазумавшись перебрал в памяти все имеющиеся подручные средства, а их было не густо. Остановился на парашютной стропе в кармане. Связал два весла так, что получилось одно длинное, с лопастями по обеим сторонам. Но быстро выяснилось, что когда гребу одним веслом опуская его в воду, то с другого вода стекает назад в лодку. Почертыхался, идея вроде бы была хорошей. Подумал, освободил намотанную витками парашютную стропу и сложил слегка вёсла, получилось чуток веселее. Сложил их ещё больше, получилось как скрещенные два весла, и в таком виде зафиксировал их стропой. Это оказалось довольно гениальныим изобретением, и я лихо заработал вёслами и попёр назад. Приблизившись к бобровым плотинам решил бочком причалить и потом уже выйти из лодки. Течение относило, я упрямился, вытянул куру и ухватился за ствол дерева. Лодка накренилась и на глазах начала наполняться водой. Я быстро выскочил, ибо был в бродниках. Матерясь вылил воду. К счастью почти ничего не замочил, лишь подмочил рукав у куртки, подмочил ружейный футляр и в лежавшие на дне лодки сапоги набежала вода. Сердито перекинул лодку через плотину, забросил всё барахло назад и попёр. Короче борзел я на глазах, будто всю жизнь сплавляся по речкам и воевал с перекатами и стремнинами.
Утром встал, упаковал барахло в лодку и поплыл против течения, наверх. Это был самый классный, самый красивый маршрут. Полно красивых и интресных мест, много перекатиков, но много спокойных участков. И полно отмелей, болот. Лосей на удивление не было. В одном месте я долго звал их, до того там было красиво и многообещающе. Потом опять плыл, и приплыл я к месту, где река берёт своё начало. Огромнейшая пойма, вся как болота, вся заросла, плыть по ней было очень трудно, приходилось прилагать огромные усилия. Почти наехал на стаю гусей гигантов, они повозмущались и отлетели. Вот что значит север, непуганые птицы. А всё озеро оказалось заросшим дики рисом, он уже созрел и беспрестанно сыпался в лодку, вскоре покрыв всё дно. Я даже домой немного привёз. Чистится легко, зёрна длинные, довольно вкусен. Сбив охотку я поплыл по течению назад, по пути останавливаясь в интересных и многообещающих местах. Увы, лосей не было. Прибыв к вчеру назад погрузился и поехал на новое место.
Прибыл к дороге в леса, остановился ночевать. А напротив тоже уходила дорога, но шла она в большой песчаный карьер. Уже потом я осознал, что совершил глупость. Огромные тяжелющие грузовики всю ночь неслись по трассе, потом долго и мучительно тормозили и как раз возле меня останавливались и съезжали на щебёночную дорогу, ведущую в карьер. Добывают они там какой-то чудный меленький песочек. Утром вся моя машина была в пыли и песке и грязи, особенно после выпавшей обильной ночной росы. Плюс к дико болевшей ноге не дали спать грузовики. Но я не барин, не жаловался, ночь провёл нормально, когда нужно то отключаюсь и игнорирую все досадные недоразумения.
Утром я взял велосипед и поехал по дорожке к озеру. Озеро красивое, но далеко от трассы, поэтому загажено местным населением (индейцами) до отвращения. Нашёл пару славных дорожек, когда-то видимо разрабатывали лес, и походил по ним. Исследовав все места и натрудив ногу я пошёл назад к машине.
Летом я нашёл дорогу в лес, и стояла там государственная избушка. Чисто выкошенный участок. Было даже четыре бочки с авиационным бензином. Видимо используется место для остановок, для дозаправки, и прочее. Post Control Government Environment чавой-то там. Но меня привлекла довольно мощная река. В ней разводят форель, знаки гласят что нельзя ловить с мая по июль, но я был в сетнябре. Форель выскакивала иногда из воды. У меня была удочка в кэмпере, но было не до рыбы, я ведь приехал за лосями. На мокрой почве на лесной дороге был отчётливый лосиный след, довольно свежий. И я звал, звал, бродил по округе, хотя особо бродить было негде. Потом на вёслах сплавился по течению вниз на пару километров, вернулся в сумерках. Ночью болела нога.
Утром встал, достал новенький лодочный мотор Сузуки, в 2,5 лошадиных силы. Крепление на каноэ сработало на славу. Загрузился солидно, долго не мог стартовать мотор. Как оказалось забыл открыть пробку для доступа воздуха в бак с бензином, после этого мотор сразу завёлся. Решил уйти вверх по течению на моторе сколь глаза глядят, а потом уже не спеша сплавляться вниз по течению. Но увы, через пятьсот метров началась отмель, сплошные камни, очень острые. Пробредя несколько сотен метров и воюя с течением, разбивая новую лодку и мотор о камни я плюнул и сдался, пошёл вниз по течению. На моторе шлось хорошо, хотя было непривычно и страшновато, нельзя было делать никаких резких движений, хотя делать их было нужно, управлять лодкой ведь нужно. Река всё петляла, становилась всё шире, но больше всего меня смущал поднявшийся шквальный ветер. И когда моя река начала превращаться в океан, а волны начали предвещать серьёзную угрозу, тогда я сдался и повернул назад. Легко сказать, повернуть было совсем непросто. Шквальный втере тилипал лёгкое каноэ и вертел его куда хотел, держать моторчиком по курсу было очеь трудно. Собрав нервы в кулак и жёстко вцепившись в рукоятку мотора я упорно воевал и по чайной ложке отвоёвывал пространство, идя назад против ветра. Лишь прибыв назад и причалив к знакомому месту я вздохнул с облегчением, загрузил лодку и мотор и всё барахло и поехал искать счастья в другом месте. Ах да, приближаясь к месту бивака унюхал запах дыма. Ну ни фига себе, думаю, это в этой-то глуши. Выходя из лодки замелил неподалёку на лесной дорожке что-то странное, то ли движение, то ли... Замер. Присмотрелся. Подошёл поближе. Прямо посреди тропы лежат и горят ветви, и костром даже не назовёшь. Картина маслом, объяснений не требуется. Это местное население. Великие следопыты. Они костёрчик разведут на каждом шагу. А меры безопасности им ни по чём. Наверняка подъехали, сунулись в лес с пушками, а там гнус, мошка. Развели костёр, и постояв две минутки уехали. Охотники, мать их. Проклиная всё на свете и превозмозгая дикую боль я поплёлся назад к реке, набрал воды в канистру и пошёл заливать огонь в просохшем летнем лесу. И лишь потом сложил барахло и уехал.
Летом я нашёл дорогу, которая была классной, но потом упиралась в бобровые плотины, а спустя пару сотен метров дорога была перемыта весенним паводком, ни на какой технике не проехать. А за перемытым местом видно было, как дорога уходила в леса. Вела далеко и красиво, так и манила. А главное - видел я там лосиный помёт, две кучки. Вот и поехал я к тому месту. По дороге строители что-то латали на асфальте, я их обогнал. Прибыл. Остановился. Начал осматриваться. Сразу же как из ниоткуда появился пикап с двумя трудягами в касках и объехав меня и улыбнувшись они умчались по моей заветной дорожке в лес. Я просто о..ел. Ну куда? Я ведь тут, на въезде, встал. Козлу же понятно. И я точно знаю, что дорога никуда не ведёт. Решил я, что наверное педики, поехали трахаться. Или кимарить. Или жрать. Но жрать можно и на обочине, нехрена в леса ехать. Чертыхнулся и пошёл в свой кэмпер, чтобы перекусить, не терять же время понапрасну. Минут через двадцать эти твари вернулись и уехали. Я достал пушку, достал велосипед (да, конечно, я же ещё и велосипед взял с сосбой!) и поехад по дороге. Доехал до конца, прислонил велосипел к кустам, прошёл по воде к концу дороги, покликал там лосей, посидел. А потом пересёк овраг и пошёл по дороге в лес. Это был самый изнуряющий марш бросок. Стояла жара, одолевал гнус. Болела нога. Но неведомая даль манила, за каждым поворотом ожидалось что-то новое, интересное, и я шагал и шагал. Если это можно назвать шаганием. Карманы набиты патронами и ГПСами, есь пару сникерсов и бытылочка воды. Курточка снята и завязана рукавами на талии. На плече ружьё. Наплечная сумка брошена в самом начале пути. Потом начинается сам поход. Пародия на поход. Весь вес тела переносится на здоровуяю правую ногу. Левая тоже здоровая, но дико болит в лодыжке, ибо в спине защемило какой-то седалищный нерв. Костоправ мял, но особо не помогло. Итак, вес на правую ногу. Теперь больную левую ногу влево и с размаху вперёд, вес на неё, и сразу опять на правую. Короче, шкандыбал я. Кривился и шагал. И так каждый день. Иногда вырубался на обочинке, упав как попало, и отдышавшись опять шкандыбал. Ну а что мне теперь, не жить, что-ли? Не охотиться?
И вот так пройдя пол дня я вышел на хорошо наезженную дорогу в лесах, там пути уже вели куда угодно. Почертыхался и поплёлся назад. Шёл долго, с передышками, проверяя все хоть сколь бы то ни было обещающие места. Увы! Дошёл я до подсумка. Полежал на травке, попил, позвал лосей. Прошёл к велосипеду, полежал там, позвал лосей. Лоси не шли. И решил я плюнуть. Был четверг. Проведя около недели в лесах я понял, что с больной спиной и ногой удовольствия мне такая охота особого не доставляет. А главное - не было лосей. И стояла жара. И я решил ехать домой. Хотя и оставалась в запасе ещё одна неделя отпуска. Сказано - сделано. Вылил из канистр всю воду, из канистр с бензином заправил бак и попёр назад. К вечеру был дома. Разгрузился. Отмылся.

Дома работы накопилось невпроворот. Сломалось отопление, задымил электромотор, и мои девчата мёрзли по ночам. Спас положение найденный на свалке моторчик, оказался полной копией, я его за пару часиков заменил. Переделал всю работу. Начал пахать огород, и сломался мой крот. Цепь заклинила, шестерёнки поизносились, ремонту не подлежит. Поехал на свалку, нашёл там старый рыхлитель, была лишь нижняя часть, как раз что мне нужно. Дома поставил свой мотор на него, поколдовал, поработал, и агрегат заработал. На радостях перепахал всё что можно. Нашёл я много хороших вещей. Так-же нашёл на свалке газонокосилку, проверил её, и она заработала как часики. Модель оказалсь новее моей, и в гораздо лучшем состоянии. Я на радостях покосил газон. Ездил по округе, искал гусей, а их не было. Ну нету, хоть плачь. Есть чуток, то там, то сям, а больших масс нету. По вечерам повадился ездить на уток. Их плавает полно, но я по сидячим не стреляю. В лёт стрелял по самым крупным, а оказывались или широконоски, или шилохвость. Даже крякашей ещё нету. Подвела нас жара, подвела. Но я одинь день чудно пошлялся по огромным топким болотам. Стрелял уток с подхода, на взлёте, как фазанов. Прикольно. Выбил норму, восемь штук, но парочку не нашёл, домой привёз лишь семь штук.
Однажды вечером взяли пару сумок с подсадными, раскидали на бережку. И к ним подсела стайка белых гусей. А я как всегда шшатался по округе. Подкрался, а пёс ринулся вперёд и спугнул их. Они взлетели раньше времени, я выбил двух, а мог бы трёх. Мазила.
А потом, 29 сентября, я поехал на любимое озеро пострелять утей. Озеро как болото, с плёсами, всё в камышах, окружено деревьями, а по периметру колючей проволокой. Фермер там в прошлом году держал коров, а в этом году были лишь лосиные следы, и даже свежий лосиный помёт. Я прибалдел, мол ищу лосей на севере, а они все тут, у нас в степях. Залез я на середину озера, жду. Солнышко село. Утка летает, но так, ни шатко, ни валко. Вдалеке мычат коровы. А я стою и думаю: прикольно коровы мычат чавой-то. Обычно ведь - мууу, мууу, а эта как-то странно, типа мооо, мооо. И тут меня озарило! Какие нахрен коровы, у лосей ведь гон. И начал я, стоя в болоте, моокать. Убедительно так, страстно стонать. Ибо и нога болит, по болотистой чавкающей жиже лазать. Стою и время от времени постанываю. А уже вечер, холодает, и солнце село, сумерки сгущаются. Тут вдруг на берегу метрах в восьмидесяти кто-то большой почти неслышно развернулся и исчез в кустах. Показалось мне, что небольшая лосиха. А чуть подальше, где между деревьев есть широкий прогал, стоит и смотрит на меня кто-то большой. Долго стоял я смотрел. Я уже засомневался, може думаю вправду корова или бык. Сумерки всё гуще, а лось стоит и смотрит на меня. Я ещё разок мокнул. А потом я подстрелил пару уток, лосю это не понравилось, и он ушёл. А во мне опять загорелся пламенный огонь любви к лосям. Гон ведь у них, братцы, гон! И я впервые услышал томный зов лосихи. И подозвал первого в жизни лося! И меня залихорадило слегка. Заколбасило. Приехал домой, и заявил, что завтра, в пятницу, я уеду на выходные на охоту. Пятница была 30 сентября, а с первого октября открывается сезон охоты в северной зоне, где мы охотно рыбачим и отдыхаем. Там, где я подстрелил чёрного медведя. И я засобирался. Но об этом рассказ пойдёт на другой страничке , ибо тревожный месяц вересень на этом для меня почти закончился.


Это нас знакомые угостили местным сортом арбузов. Миниатюрные, но вкусные.


Первые две уточки.


Утиное мясо.


Утки.


Оля нарвала мяты. Пахнет офигенно.


Вечером выскочили к дальним солёным озёрам.


Они оказывается разлились.


И затопили всё на свете.


Но красиво.


Закат.


Фотоаппарат был у Оли, она снимала всё на свете, и саму себя тоже.


Даже кусты и деревья были в воде.


Вот так, по бичёвски, я повадился ездить на охоту. Всё в кузов и попёр.


Охотничий натюрморт 21 века.


Хозяин, не отвлекай. И не занимайся ерундой, убери фотоаппарат.


Оля с гусями.


Два первых гуся.


Я уже почти не лысый. И похудевший. И загоревший.


Хоть полизать, если скушать нельзя.



А так пока всё потихоньку, без особых новостей. Если таковые появятся - поделюсь.

ЗЫ: Отчепяток на сей раз море, давайте будем считать, что они действительно сделаны умышленно, чтобы отслеживать копирайт. Если кто скопирует и обубликует то я сразу вычислю по очепяткам :)