Вот это я, юный Катанаевец, когда мне было года 3 или 4.






Жителям посёлка Катанай, и всем землякам посвящаю.

Родился я в селе Катанай в 1963 году. Вернее в больнице в Ново-Михайловке. Родился в страшный буран. Привезли меня на санях домой, в Катанай, и там я вырос, у бабушки с дедушкой.
Но может лучше начать так. Решил взглянуть на Гугл Земля, что стало с местом моего рождения. Ничего не понял, увидев лишь зелёные кусты, и пошёл на Ютуб. И нашёл там ролик от Рената, про Катанай. Опешил. Ибо искренне верил, что хотя бы наш дом ещё на месте. Ибо наивно по детски верил, что это был самый лучший дом в Катанае.
Нет, давайте я вам просто выплесну сумбурно все крупицы мозаики, а вы уже сами сложите её в одну картину. Договорились? Поехали!

Наш дом стоял почти в середине посёлка. Рядом с нами жили Диц. Между нами проходила улочка, если по ней пойти на восток то там был котлован, и место куда пригоняли общее стадо на дойку в обед. Напротив была улочка, которая шла на другую, вторую улицу Катаная, и упиралась во двор Герингов. Прекрасной семьи с отличными ребятами, с Адамом мы вместе учились в одном классе. И вот эта улочка, слегка вильнув влево, опять шла на запад, уже к фермам. Слева, напротив Герингов, было кладбище, где лежат наши предки, и которое я уверен посещает каждый Катанаевец. За кладбищем западнее когда-то давным давно была сельская кузница. Ну а у баз мы месили саман для строительтсва и обмазки домов, всей общиной, босыми ногами и конями, а потом уже и трактором. В том же регионе была конюшня, очень важное место для Катаная, ибо почти все работы проделывались с помощью коней. Конюхом был Роберт Фос, с детьми его семьи я был очень близок, помню Толика, Федю, Катю, их маму, и даже их бабушку. Помню как их мама ошпарилась кипятком на ферме.
Напротив нашего дома жил мужчина которого мы называли Vetter Karashpee. Почему - не знаю, у нас у всех были клички. Очень аккуратный дом, у него был Москвич, который он поднял на рессорах до безумия. Он ездил на молоковозе. А вот напротив, на север от них, почти напротив нашего дома, была старая школа, в которой я проучился несколько лет. Там на углу была обалденная карусель из железа, на ней мы проводили много часов, кружились до тошноты, падали, набивали шишки. Это уже потом в Катанае построили новую школу. После старой школы дальше на юг был склад, потом контора, потом сельский клуб, потом магазин, а дальше жили земляки, там жил однокашник Эдуард Геринг (позже они переехали в Кабаны и его родители работали на маслозаводе).
Мне очень неловко называть соседей напротив дядя Karashpee, прошу понять что делаю я это беззлобно, честное слово, просто вылетела фамилия из головы. Уже в Германии бабушка ездила к ним в гости, и ночевала у них. Кажется в посёлке Spelle, в котором живут очень много Катанаевцев. Рядом с ними, на юг, жили Массольды, потом Фасольды, потом Ландманы (их Оля была моей ровесницей, и другом детства), а потом стоял дом Кноров, дяди Климентия и тёти Розы. Дядя Климентий (vetter Klemens) был родным братом моего дешуки Егора. С ними жила и их мама, моя прабабушка Мария. Я думаю в этой семье я провёл почти столько же времени как и в моём доме. Старшими были Мария, Леонтий, Егор, они все уехали в Караганду. Застал я Ивана, Клима, Яшу, Виктора. Яков и Виктор мне были более близки по возрасту, и очень родными. Виктор настаивал чтобы я называл его дядей, и так и остался он для нас всех Дяхон :)
Дальше не буду утомлять вас фамилиями жителей. Скажу лишь что рядом с нами на север от нашего дома жили Оборовские - Иван и Берта и их дети Лёня, Валя, Лена, Яша, Аркаша. С Леной, Яшей и Аркашей мы проводили детство, почти каждый день играли вместе. Дальше была семья Юнг, их сыновья близнецы Павел и Юра (прошу простить, но мы их всегда за глаза называли Патя-Ютя). Беззлобно, любя!!! Ну дальше был дом Ландманов, дядя Андрей и тётя Ева. (Efa). Она была родной сестрой моей бабушки, поэтому я НУ ОЧЕНЬ часто бывал у них. Вообще это было частью быта - по вечерам ходить в гости, допустим сепарировать молоко у тех у кого был сепаратор. У Ландманов мы крошили и солили капусту, я босиком трамбовал её в бочке. У них младшим был Виктор, потом он уехал жить в Мангышлак. Маруся вышла замуж за отличного парня, Володю Шпехта, он очень хорошо относился к нам мальцам. Старшей была Ирма, вышедшая замуж за Ивана Мецкера. Ирма была подругой и ровесницей моей мамы, Ирмы Кнор (позже Черепановой). Да, моя мама вышла замуж за русского красавца парня, который очень любил водку. Теперь вы знаете почему я остался жить у бабушки. Вся деревня меня знала как "русский Вовка Черепанов". И лишь бабушка без устали повторяла, что русская фамилия - это мой приз, мой подарок, это моя путёвка в жизнь. Почему? Я объясню, но позже!
Я лишь гораздо позже осознал что дед набрался грамоты в лагерях, и был уже не таким затурканным как земляки. Нет, он не пил спиртного, не курил, и строго настрого наказывал не играть в азартные игры. Но он понял систему. И так он взял и построил самый офигенный в Катанае дом, настоящий рубленый дом. В начале девяностых этот дом ещё стоял, мы уезжая в целинные совхозы (где Лёня работал учителем) продали его наколько помню Земанам. Вообще я помню почти всех жителей Катаная, с обоих улиц. Помню их дома. Боже, какой у всех был порядок. А как вкусно они умели готовить. Если забыть весь негатив (грязь по колено, единственный колодец с нормальной питьевой водой в конце деревни) то это был сказочный посёлок. Всё лето мы играли в бурьяне за огородами, в полыни. Бегали в лесок, который рос сзади дома Фосов и Ландманов. Бегали купаться в котлован. Бегали купаться в НУУ ОЧЕНЬ ОГРОМНОЕ озеро в Образцовке, или Образцовое. Туда даже автобус одно время ходил. За земляникой ходили в дальние походы, в БОЛЬШОЙ ЛЕС, за гредером. А Krensaweltja? Grenzenwaeldchen, лесок между Катанаем и Ново-Михайловкой. Туда мы ходили собирать щавель, кислянку. Уже позже горожане научили нас собирать грибы, немцы грибы категорически не собирали. Коровники жарили, после целого дня на природе они были ну ужасно вкусными. Грузди баба Вика увозила в город. Уже позже в зарубежье эти коровники признали несъедобными, буквально несколько лет назад, после того как от них скончался известный специалист по грибам. Но вернёмся к нашим баранам.
В посёлке играли весёлые свадьбы. С подушками и ленточками, со стрельбой в воздух. Хоронили тоже всем селом. Многие любили держать кроликов. А мания держать голубей? Чубатых, трясунов, лохмоногих. Голубей держал мой дед Егор (Jorg), вернувшись из лагерей. Помню многие голуби были рыжего, типа кирпичного цвета. Кроликов мы мальцы таскали к другим на случку. А с голубями была вообще паранойя, молодёжь ездила их воровать даже в соседние посёлки. Помню однажды украли ну просто офигенную пару сизарей, те трясли так что голова была за хвостом. Упросили Витьку Ландмана подержать их, мы всем селом ходили любоваться на них, как они трясли на маленьком окошке, на подоконнике. Потом приезжали менты, голубей забрали, к счастью никого не посадили. Хотя повод иногда был. Роберт Фос, который жил рядом и был конюхом, часто "дружил" с цыганами. От них в посёлок пришёл офигенно красивый породистый жеребец. Мы тоже все бегали любоваться на него. Кажется его тоже потом конфисковали. Роберт часто пил, и мы с Толиком и Федей пригоняли табун на ночь в загон. Или угоняли ночью коней. Помню был Рыжка, спокойный крупный конь. Скакали без уздечек и седла, в лучшем случае была изолированная проволока, а иногда просто рулили лёжа на шее коня и засунув пальцы коню в уголки рта. Однажды ездили в дальний поход к солёному озеру. Однажды владельцы пчёл очень рассердили плёл, и те атаковали людей, гусей, всех на свете. Люди жгли костры, и таскали гусей в дыму. Мы не знаючи гнали табун, и кони на всём скаку внезапно падали и начинали кувыркаться. Все эти художественные фильмы со сталкерами нервно курят в сторонке.
Весь север Катаная был "ток". Вернее ток был слегка левее, восточнее, но правее была техника. А ещё правее лесок, пройдя который можно было пешком сходить в посёлок Интер. Там жил бабушкин брат Каспер. И туда мальцом я однажды ходил, с приехавшим в гости из Караганды Лёней. По снегу. Что-бы не сбиться с курса держались края огромного солёного озера. Про это озеро старики могли много рассказывать, в военные годы они там собирали соль. Про белый солонец, в котором можно утонуть, тоже ходили страшные истории. Говорили оно и зимой толком не замерзало.
Что ещё? На самом юго-западе на окраине были остатки старого сада, я мальцом офигел когда увидел там пару ещё живых кустиков с ягодами. Несколько яблонек с дичками помню было в Кабанах. Озеро Кабаны было наверное глубоковатым, но вот Буканы мы мальцами пешком прошли полностью, в летнюю жару, по колено в воде, гоняя утят. На маслозоводе в Кабанах на крыше мы ловили голубей. Разумеется в пищу.
Вообще вся жизнь была пронизана воспоминаниями о войне. В пожилых людях эта боль и страх остались навсегда. Передалось это и нам. Я до сих пор в ужасе когда кто-то ночью постучит в окно или дверь, а у бабушки вообще останавливалось сердце. Ведь всех без повода приходили и забирали чаще всего по ночам.
Рупор на столбе у клуба. Я помню лишь новости и музыку из него, а пожилые вспоминали как из него неслось "Умер наш стальной Сталин" и как зомбированный народ рыдал, искренне веря что это конец света.
Клуб. Туда иногда привозили фильмы, так называемые "картины". Особенно катанаевцы любили индийские двухсерийные, типа Рам и Шиам, и прочее. Там мы школьники ставили коцерты. Там приехавший фокусник иллюзионист разводил народ :) Помню я со сцены читал про Васю Тёркина, наизусть, длинный кусок из поэмы, помню его до сих пор. Там иногда были танцы, и ребята на пару лет старше нас казались нам ну очень взрослыми. А чего стоил мотоцикл Кавровец и красануться на нём? Такой мтоцикл был у Ладнманов, у Виктора.

Люди любят гордиться своими сёлами. Мол из нашего села был и генерал, и хрен знает кто. Катанай, являясь небольшим посёлком, на мой взгляд оставил огромный след в истории всей области, и даже всей страны. Караганда, посёлок Абай, и Актас. Постепенно почти все Кноры смогли уехать туда - Яков, Виктор. Старший брат Лёня и Мария смогли их потихоньку перетянуть туда. Работали водителями. Когда я учился в городе Кокчетаве то мне говорили что в Кокчетаве живут наши земляки Королихины. Когда переехали жить в целинный посёлок Молодогвардейск (Возвышенского района) то узнал то учительница из Катаная (её муж был Капранов, тоже учитель) родом из Молодогвардейска, где жила её семья Коноваловы. Уже же в Молодогвардейск мне говорили приезжала как-то летом Лида Кельбах, моя одноклассница. А одноклассник Саша Горвард женился на Гале Нагумановой из Молодогвардейска, её сестра Наташа Нагуманова - моя бывшая одноклассница. Вот так вот тесно переплетён мир.

Дома в Катанае!!! Это было что-то чего не найти нигде, лишь в немецких посёлках. Почти у всех всё было под одной крышей. Объясню лишь на примере нашего дома. Дом с круглой печью, это обязательно, чтобы обогревать сразу 3 или 4 комнаты. Была и русская печь, в которой раз в неделю пекли хлеб. На ней было так классно спать. Потом выйдя из дому была кладовка, а дальше "летняя кухня". Такие были почти у всех немцев, там летом топили плиту и готовили пищу. Таким образом дом оставался прохладным и без мух, и в доме можно было нормально спать летом. После летней кухни у нас шёл проход дальше, слева был сарай, справа углярка, где хранились уголь и дрова. Дальше был сеновал. Всё это под одной крышей!!! После сеновала шли летние загоны для коров и овец, тоже под крышей, а частично без крыши. Дальше в конце участка туалет, и на высоких сваях домик для свиней, летом они там жили, а через ребристый пол всё падало вниз на землю и там греблись куры. То есть чистить у свиней летом не нужно было никогда. Перед сараем была "повитка", разумеется под той же самой крышей. И вот что меня колбасит больше всего - колодец. Дед там выкопал колодец, чтобы брать воду и поить скотину. Под крышей, возле сарая, мля!!! Ибо другой колодец у нас был в огородчике напротив дома, там я часами крутил ручку набирая воду в бочки, для полива. Туда же мы свешивали молочные и мясные продукты летом, это был наш холодильник. Почему меня колбасит от колодцев? Потому что в русских посёлках где я жил НИКТО НИКОГДА не удосуживался выкопать себе колодец. Хотя вода была рядом, в полутора метрах. Рассказывали басни и небылицы про невкусную воду, и таскали эту грёбаную воду из котлованов, озёр и стариц. Или, что для меня тоже было дико, раз в день гоняли скот к полынье. Хорошо хоть что уже без лаптей.

Огородчик. В нём расло всё. Дед был лесником и посадил чёрную и красную смородину, мы её собирали вёдрами. По всему огороду рас паслён. Это что-то уникальное, русские немцы в Америке тоже до сих пор вспоминают и любят его, и делятся друг с другом семенами. Мы мальцами собирали этот паслён в бидончики или банки, и нам делали вареники или пекли вкуснейшие пироги (кухи), помимо знаменитого ривалкуха (Rivelkuchen) или Еierkuchen. Перед домом росли тополя, так что весь участок казался летом утопающим в зелени. Ах да, в овощном так сказать огородчике напротив дома - там раньше стояла саманная землянка, её потом снесли когда дед построил дом. В ней родилась моя мама. Когда она родилась то дед посадил в огороде дерево. Когда родился сын Лёня он посадил ещё одно. Эти два дерева - берёзка и осинка - остались в памяти навсегда. Они стояли кажется даже в 1995 году, когда я в последний раз проведывал Катанай. В этом же огороде в углу был выкопан погреб уличный. Под домом тоже был крутой погреб.

В летней кухне пол был земляной, но как асфальт. Помню его еженедельно самызвали жидкостью - смесь воды и свежего коровьего навоза, а мы детвора собирали свежую зелёную траву в лесочке. Из этой травой посыпали пол. Катанаевцы были фанатами чистоты, дворы ПОСТОЯННО подметались, это была часть нашего детства. Я и сегодня виртуозно в одиночку могу смести весь мусор на лопату до последней крошки без посторонней помощи. Собирали траву (райзих) и из неё вязали веники для более нежных работ, для двора и сарая вязали из ракиты. Собирали крылья гусей, это был Flederwisch, им удобно было сметать. Я и сейчас собираю крылья от диких гусей, и использую их в хозяйстве, сметая допустим мусор или опилки с верстаков. Вообще всё перо скрупулёзно собиралось, для подушек и перин Ах, как классно было спать на большой перине. А эти огромные длинные супружеские подушки на двоих? В русском быту я таких не видел.

С другой стороны дома был огородчик, но уже для души. Дед посадил несколько сосен и доказал всем что у нас они растут на ура, это лишь русские уверяли что в нашем климате они расти не могут. Кстати здесь в Канаде, где я живу сейчас, зимой бывают периоды в несколько недель когда температура ниже минус 40 градусов, и везде и всюду растут у людей хвойные. А по периметру у нас росла аллея акации, отделявшая нас от соседей. Весной они классно цвели. А цветки сладкие, их можно кушать, и я учу внуков их кушать. А потом из стручко акации можно делать "пикульки", это такие свистульки, я тоже учу этому внучат. Ибо немцы привезли акацию в США и в Канаду. Википедия говорит что кроме всего прочего в голодные года люди кушали семена акации (там в стручках такие маленькие горошинки). Здесь акацию начадили на полях, как аллеи, снегозадержание, и останавливать ветер, защищать почву от эррозии.

За участком был огород где сажали картофель. С наступлением прогресса жизнь становилась легче, колхоз выделял колёсный трактор, и мы собирались с соседями и роднёй и все вместе быстро засаживали огород "под плуг". Это кгда трактор едет с плугом с отвальным, ты бежишь следом и втыкаешь картошины, а трактор сделав круг засыпает эту борозду и создаёт следующую. За несколько часов мы легко засаживали несколько огородов. Однажды я со всего маху воткнул картофелину в мягкую землю и врезался в огромный осколок от бутылки, распластав себе палец. В этом же огороде и за ним рос густой бурьян. Для нас он был панацеей. Бабушка тупой косой косила его и мы кормили этим бурьяном овец. Овец держали все. Это было мясо летом, ведь свинью летом не забьёшь. Это была шерсть. Из неё нам вязали варежки и носки, и валяли валенки. Мы даже одеяло из шерсти сделали. Прялка. А сколько приходилось с вытянутыми руками сидеть и помогать держать пряжу, которую бабушка сматывала в клубки. Мясом забитого барашка часто делились, в долг. А занявшие мясо люди потом забивали своего барашка и долг возвращали. Так умудрялись жить без холодильников. Бурьян. Полынь. Этот запах до сих пор напоминает детство, и уже в Канаде я берегу кусты полыни (хотя фермеры её ужасно ненавидят). Мы сушим полынь и зимой ложим букетики в сауну, запах обалденный, зимой в доме пахнет летом, да и антибактериальные свойства у полыни офигенные. Про абсент мы может и не знали, но полынь от муравьёв влодь стен и плинтусов старики ложили.
А кизяк на растопку? Овцы всю зиму утрамбовывали свой помёт и объедки, а по весне мы острой штыковой лопатой нарезали этот навоз на куски. Некоторые наверняка помнят эти пирамидки, в которых сушили эти квадратные куски навоза. Их потом зимой использовали для растопки печей. Важно было запастись ещё соляркой, куда этот кирпич предварительно окунали. У нас для этого была старая фляга.
Вообще от жизни в колхозе осталась лёгкая горечь. Дело в том что дед был самым потрясающим мужиком, и сказал что его жена работать не будет. Я между прочим сделал в своей семье то же самое, решив что работы по дому и по воспитанию детей для моей жены более чем предостаточно. И вот бабушка в колхозе не работала, и стажа колхозного у неё тоже не было. И не положено нам было ни сена, ни дров, ничего. Выживали как могли, ибо дед от концлагерей заболел и умер, умер он в апреле 1969. Спасением была бабушкина швейная машинка, ножная, она шила платья и халаты для всего посёлка. Помню стоило это по тем временам от одного до трёх трублей. Эти деньги шли на спички, соль, сахар, и прочие необходимости. Всё остальное умудрялись добывать как-то сами, выращивая картофель, овощи, живность. Такое вот "своих не бросаем", каждый жил как мог, знаю много семей где мужики выпивали, и жили они ну очень м очень бедно. Те кто смог "устроиться" жили получше. Нравятся вам героические рассказы и фильмы про войну? Вот за это я вас презираю. Война это когда в деревне не осталось мужиков, а есть только председатель или управляющий или бригадир, ну и конечно объездчик. У них бронь, белые валенки и полушубок. И вот если баба под этого хмыря не ляжет то дети сдохнут с голоду. Конечно вам старики об этом не рассказывали, уж кто захочет об этом вспоминать. За это я всех "если надо повторим" и _вирните сталена" удушил бы голыми руками.
А крепли, помни наши лепёшки, эти треугольные крепли, Это наверное как у казахов баурсаки. В Канаде у индейцев они тоже есть, это баннок. Пекли эти крепли часто, и были они большой составной частью нашего рациона. Боже, как вкусны они были, когда набегаешься на свежем воздухе. Конечно ещё были выжарки, свиные, если их намазать на хлеб и посыпать солью то это была ещё та вкуснятина.
Вообще о немецкой кухне, о блюдах, об этом можно писать романы. Моя жена к счастью всеми этими премудростями овладела, и кроме современных пиццы и суши мы часто кушаем и штрудели, и голубцы, и домашний суп с лапшой (Nudelsuppe). В Америке и Канаде есть менониты, amish people, духоборцы, многие другие подобные общины, и вот у них такая же кухня как и у нас. Ибо корни у нас у всех одни и те же, и пришли все из подобных регионов. Убегая от войн, голода, или от религиозного преследования. Я был у них в гостях, кушал с ними, их женщины такие же как наши бабушки - вяжут носки, прядут пряжу, варят и пекут вкусности.

Возле старой школы начали строить новый дом. Строили его наши мужики плотники, которыми являлись Клементий Кнорр, Гейнрих (vetter Heina) Ландманн и другие. Это был мне кажется первый дом построенный государством. Позже я узнал что там жил Лёня Оборовский со своей семьёй. Отличный парень, он впервые в жизни взял меня с собой на охоту, зарядив пару патронов серой от спичек и рублеными гвоздями, и я впервые увидел куропатку и зайца. Благодаря ему я наверное стал помешан на охоте, и даже позже переехал жить в Канаду, где есть просторы, свобода и обалденная природа.
Вокруг старой школы мы сажали деревья, получился почти что целый парк. Просто втыкали кусоки тополей, и поливали их, руководил нами наш трудовик Петрушко. В старой школе потом помню летом и осенью размещались "партизаны", приезжавшие на уборку солдаты. За селом на западной части позже построили новую баню, это было что-то. Один год у нас вместо бани в деревне просто был вагончик на колёсах, там топили печку и грели воду, это была баня, могли в ней мыться наверное 3-4 человека одновременно.
Хорошо помню новую школу. В памяти она осталась как офигенное здание. В 1995 помню очень сильно удивился и не узнал школу, такой привычный центральный вход был закрыт, и почти всё здание не использовалось, лишь в западном крыле кажется в двух классах шли занятия. Директором школы был Петрушко, а из класса вышла учительница которая в своё время учила и меня, из семьи Вагнер. Ах, какие вкусные пирожки нам иногда продавали в школьном махоньком буфетике, пекла их мне кажется Мартыневская. Я извиняюсь что помню всех лишь по фамилиям, мал был, да и много воды утекло... Однажды в этот буфетик помню даже привезли задубевший зефир. А в магазине однажды помню был щербет, я чуть не обезумел от счастья когда мне купили кусок, ибо всегда был сладкоежкой.

Библиотека была наверное при клубе, помню что читал я много и взахлёб, бегал туда часто.
Скот вечером гнали по улице, ходить встречать бурёнок не было нужды.
Долгими зимними вечерами я читал вслух для местных. В гости приходили женщины, и я им читал. Ибо пожилое поколение было безгамотным, даже по русски разговаривали плохо. Помню читал им вслух Роман-Газету "Матерь человечаская, Симонова. Там где был секс или где женщина рожала мне сурово велели пропустить параграф. Однажды я обнаружил что можно написать в Базу Посылторг и они пришлют батарейки для фонарика, наложенным платежом. И так я заказывал землякам батарейки, и они могли идти домой в кромешной темноте, подсвечивая себе тусклым жёлтым пятном фонарика.
Зимой на котловане мы играли в хоккей. Я был фанатом, пока не получил клюшкой в глаз, понял что зрение мне важнее, но шишак остался на всю жизнь, и если его нажать то сыплются искорки. Клюшки выбирали долго и тщательно, искали согнутую берёзку, и строгали её до нужной кондиции. Летом делали рогатки. Много было воробьёв, и гнездились у нас ласточки.
Зимой мы на коньках снегурках катались на улице, на грейдере перед домом. На столбе уже горел тусклый фонарь. Снегурки привязывались прямо на валенки. Зимой мы катались на лыжахи и на санках с горки перед больничкой. Весной меряли глубину кюветов, и всегда умудрялись набрать полные сапоги. Летом после ливня катались на гредере, был ещё тот каток, липкая скользкая глина. Летом нам каким-то пористым камнем тёрли ноги, по вечерам мыли ноги в тазике, цыпки на руках натирали глицерином, ноги каким-то скипидаром. Пищали от боли, но не сдавались, росли полудикими, всегда в походах. Ходили в леса, зорили гнёзда, пекли картошку в кострах, устраивали иногда небольшие пожары.


Можно было много чего ещё вспомнить, но не хочу вас утомлять. Хочу поделиться некоторыми размышлениями о нас, Катанаевцах. Начать нужно с того, что человек проделал на этой планете оромный путь, миллионы лет. И вот в ходе процесса эволюция (естественный отбор) сделали так, что выживать могли лишь те специи которые были настроены оптимистично. То есть не опускали руки, а постоянно боролись за выживание. Остальные просто вымирали. В ходе процесса выживали те, кто был настроен позитивно, мог быстро забывать о всём плохом, и вспоминать лишь хорошее. И вот так вот устроена наша память, помним мы лишь о хорошем, о прекрасном. Иначе как специи мы бы просто не выжили. Но я считаю что нам необходимо помнить ВСЁ, иначе мы будем наступать на одни и те же грабли вновь и вновь. Не жить негативом, но помнить! Катанай был по своему хорош. Но не феноменально хорош. Раз в сутки проходил автобус. Со временем подняли слегка грейдер (помню как насмерть увязали телеги летом на перекрёстке!). А уже когда мы уезжали провели водопровод. Люди были как люди. Были и алкаши, и на удивление немало. Объясняю это всегда тем что совдепы полностью отбили у людей мотивацию. Какая уж там мотивация, когда всю жизнь тряслись от страха, боясь нарушить закон по которому разрешалось засаживать лишь пару соток земли. Люди? Изучая историю нашего народа (в разных странах мира) я убедился что нация ещё та, так же охотно стучали и доносили друг на друга, завидовали и сплетничали. Да, дома не запирались, но и воровать если честно то было нечего. Я и сейчас просто подпираю дверь лопатой или ведром. Но раньше в немецкой автономии был закон что если дом был не заперт и его обокрали то виновен хозяин, который дом не запер.

Различные воспоминания!

Это постоянное чувство того что мы лучше. Отношение к соседям, жителям Ново-Андреевки, до которой было рукой подать, было ну очень негативным. Ведь они были не люди, иноверцы, евангелики, а мы были католиками. А это вечное "wie tie schwoba"! Пожалуй одно из самых страшных ругательств,и наверное привезённое ещё из Германии, где рядом жили швабы, и мы их считали чем-то ужасным, приписывая им все плохие качества. К русским отношение было однозначно очень негативным и даже презрительным, за их извечную лень, любовь к пьянству. С казахами отношения были намного лучше. Подтвердил я отношение к русским когда мы переехали в большой мир, в очень даже прогрессивный крупных совхоз. Эти люди жили в разЫ хуже нас, затурканных немцев. В том плане что у них не было прялок, маслобоек, машинки чтобы делать колбасу (у Кнорров была), даже не было путёвых коромысел, воду носили на каких-то безумных гнутых палках. Многое казалось диким, убогим. Кругом бегали крысы. Эти русские страшные сараюшки. Наш сарай в Катанае был как дворец, мы его каждое лето белили. У свиней было корыто, чтобы наливать в него не нужно было заходить в клетку, а открывалась дверка над корытом. У овец были прилиные кормушки. Куры жили над поросятами, у них был солидный насест и свой пол. Пол был забетонирован, и постоянно подметался. Для новороржденного телёнка была отдельная чистая уютная клетка. У русских в этом плане был полный бардак, за соломой (они коров кормили соломой, Карл!!!) они могли ездить зимой, когда дома уже не было ни соломинки.


Остальных жителей Катаная помню тоже, но не всех. Поэтому надеюсь на вашу помощь, наверное кто-то уже болея ностальгией сделал карту и обозначил каждый двор. Если есть такая то присылайте, охотно помещу.
В канаде я привык использовать направления света - север, юг, восток, запад. Надеюсь вас это не смутит. Так вот, от большого гредера, который шёл в Ново-Михайловку, с юга на север, восточная сторона (там где всходит солнце, там где Ново-Михайловка).
Первым был большой дом, чуток на отшибе от улицы. Раньше там жил старый дед, который всегда курил трубку, а трубка эта была в форме головы чёртика. Позже они продали этот дом,и купили его приехавшая семья Дунст. С Аней Дунст мы учились в одном классе. Дальше помню слегка смутно. Семья Эйперт. Девушки близняшки, красавицы. Одна из них позже приехала работать учителем в Молодогвардейск. У них был брат, отличный парень, помню он очень хорошо ко мне относился, хоть и был старше. Как-то случайно даже встретил его позже в Омске, а однажды он приезжал проведать сестру в Молодогвардейск. Ах да, она кажется вышла замуж за Ишханова, очень порядочная и хорошая семья в Молодогвардейске. Дальше жили те кто позже купили наш дом, Земаны. Где-то в том же регионе стоял большой дом где жил Тимка, там всегда был бардак :) Семья Вагнер. Роберт был моим учителем, помню ходил на охоту, и даже дал однажды стрельнуть из ружья, пристрастив меня к охоте. Его брат Саша был лучшим другом Лёни Кнор, моего дяди. А их папа меня всегда постригал, ручной машинкой. Стригли обычно наголо, из-за вшей, а позже уже начали оставлять "чубчик". Прекрасная семья. Мы их проведали в Германии в Шпелле, отец ещё держался, а мама была уже больна, сидела на диване, грея ноги в огромном электрическом сапоге. Но вернёмся к деревне. Следующий промежуток помню смутно. Дядя Яуфман, ездил на техпомощи. Помню их старый домик во дворе, и как построили офигенный новый дом. Опять пробел. Кунгели, Моника и её мама? Их сын уехал жить в Петропавловск. Семья Роберта Фос. Грустно вспоминать, но их мама скончалась родив девочку. Эту девочку удочерили семья Гарднер. Она (Ида?) работала продавцом в магазине. У него был мотоцикл Иж, он нас однажды возил собирать землянику. Ландман. Кунгели (он очень болел). Оборовские. Кноры (мы). Диц. Старики Диц? Вагнеры? Шустер. У них мы как-то купили корову. Где-то там построили больничку, фельдшерский пункт. Наверное в этом же доме и жила позже супружеская пара учителей Капрановых. Ну а дальше был дом где жил директор школы - папа Гриша и мама Женя. Так мы их любовно называли за глаза. С их дочерью Ларисой я очень часто вместе играл, мы были друзьями. А ещё у них было много книг, я их занимал почитать. Папа Гриша иногда рассекал на стареньком ГАЗ-51, который он умудрялся периодически чинить, иногда он ездил на нём на котлован за водой. Дальше помню сутно. Шпрингеры? В само конце села перед током - Мартыневкие? И там же центральный колодец, куда за вкусной питьевой водой ходила вся деревня. Катанаевцы очень любили шутить и подтрунивать. Кто-то пустил слух что папа Гриша не заморачивается доставать воду ведром, а просто привязывает флягу и достаёт из колодца полную флягу. Народ это до такой степени "волновало" что кто-то однажды не утерпел и спросил его, правда ли это. Разумеется это оказалось неправдой, но повода для смеха и сплетен было предостаточно.

Западная сторона улицы, с юга на север. На окраине стоял старый дом Петрушко, у них мы однажды грелись зимой, ожидая раннего автобуса. Летом народ сидел вдоль стены их дома, поджидая автобуса. Они позже во дворе построили большой новый дом. Дальше не помню. Коттэ? Помню лишь что рядом с Кнорами жили Фос. У парня был мотоцикл, перед продажей мы дрелью скручивали километры на спидометре. И каковым же было моё удивление когда в посёлке Озёрный, под Петропавловском, я подружился с намного старше меня Вовкой Соколовым, а его женой оказалась Фрида Фосс, из Катаная. Ах какой вкусный борщ она варила. Дальше семья Кнорр, их я уже всех перечислил. Ах да, в огороде у Фосс росла яблонька, и через высокий забор мы умудрялись воровать яблочки, приделав на длинной палке петлю. Однажды я залетел, и их мама пришла к нам домой и пожаловалась на меня. На удивление бабушка меня не очень сильно ругала. Не так сильно, как когда я обозвал учительницу гадиной (Тамару), за то что она отобрала у меня пугач. Или когда обозвал одноклассницу "проституткой Образцовской". Язык мой - враг мой, слишком уж много я читал.
После Кнорров был дом Ландман, с Олей я часто играл. Потом Фасольды, помню их сына. Потом Массольды, бездетная кажется семья. Потом ддядя Карашпи. Дальше старая школа, склад, клуб, магазин. Дальше помню смутно. Там жил Эдик Геринг и его семья. Там у бабушки жила Лиля Вагнер, моя одноклассница, мы долго сидели за одной партой. А в самом конце жила тётя Лена Оборовская, её дочь вышедшая замуж за Красилова, их сын Данил и дочь Надя. Они были (и есть) наша родня, тётя Лена наверное сетра моего деда, теперь точно не помню. Знаю что навещали их уже позже, когда они жили в Петропавловске, в доме "под горой". Ну а Федя Оборовский, которого мы все знали как Люша. Благодаря ему я познакомился с моей будущей женой, из села Байсал (между Токушинским и Асаново), где более половины жителей тоже были немцами.
Вторую улицу я знал совсем плохо. Помню лишь некоторых. С юга и запада на север. Самым крайним был наверное дом семьи Горвард? С Сашей мы вместе учились. Помню был дом Эйхвальд. Рон? Дик? Геринги. Кладбище. Булгаков (работал на машине с будкой. Он когда-то сватался к моей маме). Восточную сторону тоже совсем плохо помню. С краю жиль Нодь? Их парень помню сильно болел (раком?) и умер молодым. Помню в том же регионе жили Кельбах. Семья Зейферт. С их ребятами я одно время очень подружился, мы много помню играли зимой вместе, очень хорошие были ребята. Помню напротив кладбища жили Оборовские. Уже уехав из Канатая узнал про горе, что их девочка Катя утонула. Помню она и Оля Ландман были подружками. Ну а дальше почти ничего не помню. Нет, помню семью учителей, Шольц, и его и её. И их девочку. И где-то в конце улицы жили Марталлеры? Давайте создадим полную карту, хотя бы список всех дворов, всех жильцов. Присылайте, если у вас есть такие данные, я охотно помещу на сайте.



Почему опустел посёлок. Почему все уехали. Почему они никогда и ни за что не вернутся.

Объяснение, и некоторые размышления.

Мы всю жизнь были фашистави. Врагами. Так уж устроен русский человек, когда нет внешних врагов он находит внутренних. Радостно развязав геноцид против немецкого народа они молниеносно разгромили республику немцев Поволжья, разграбив и забрав всё что могли. Парадоксально, но мои предки приехали в Казахстан добровольно, ещё до двадцатых годов, за землёй. Первым жителем в посёлке был казах по имени Катан, его именем и назван Катанай. Когда я был мальцом то в селе жила лишь одна казахская семья, его звали Тимка (ох уж эти вечные уменьшительно-ласкательные клички!). Уже горадо позже в селе появилась и одна русская семья, Скачковские, их сын был мои ровесником. Но вернёмся к геноциду! Немцы и казахи дружили потому, что у них был один общий... ну давайте не будем искать негативные эпитеты... Короче этот старший брат радостно построил массу концлагерей, лукаво назвав их ТРУДАРМИЯ. Даже концлагерями их назвать сложно, ибо конлагеря закрылись в 41, а эти существовали до 53, пока не сдох любимец русских - подонок джугашвили сталин. Деда забрали в 41-м. Мама родилась в 40-м. Выпустили деда по болезни, то есть отправили домой помирать, в 52-м. Повезло. Ибо остальных выживших выпустили лишь в 53-м. Теперь вы знаете почему брат моей мамы, Лёня, родился в 1953. Мама была уже подростком когда вернулся её отец, и почти стеснялась постороннего мужчины в доме. О всех лишениях моего народа я рассказывать не буду, хотя меня очень бесит что все мягкоголовые про всё это начисто забыли. Как вырывали младенцев из рук и бросали бабке, а молодых женщин тоже забирали. Как бабы ездили в район и возили передачки, оторвав последний кусочек от детей, чекисты всё это брали и жрали. Людям врали что их родные пропали без вести. Дед рассказывал что их просто старались всех уничтожить, выживали единицы. Гнобили евреев, тех сразу пускали в расход. Трупы зимой складывали в кучу, по весеннему паводку они начинали плавать, и лишь потом в оттаявшей земле их закапывали. Там дед и набрался лагерной науки. Если сделать на ноге ранку и плюнуть туда и послюнявить химечким карандашом то начнётся гангрена, если повезёт то ногу отнимут а тебя выпустят. Если сожрать пару пачек фруктового киселя (это тот где полно косточек) то может воспалиться аппендикс, и если повезёт то полумёртвого выпустят, ну или хотя бы полежишь на "больничке". Всё ещё любите путина и чекистов и русского брата? Рассказывать мне как в Катанай привезли помирать ингушей и чеченцев? Если уж наши исстреблялись, то те мёрли как мухи. В погребах и саманных домиках. Помирая от голода и холода. Бабушка их помнила всех по именам. Почему их выселили? Ну я же уже объяснил выше, если не укропов то хоть кого то ведь нужно мочить, так уж устроен русский человек. Кстати все казахи русских называли "урюс", и была даже поговорка у казахов " урюс дэдэ, немес жаксы" (ну или как-то так). Ещё раз повторю, с казахами жили очень дружно, ибо был у нас один общий гнобитель.
Как выживали ингуши? Часто они весь день пилили дрова для местных, и за это их нужно было накормить в конце дня. Думаю вы догадываетесь как они кушали? В моей семье дети почти не говорят на русском, но шуточную фразу "кушает как пильщик" они все хорошо знают. Вот и гуляет теперь по северной америке фраза - ест как пильщик :)
Однажды помню в Катанай приехали чечены (или ингуши), которые выжили в Катанае в годы войны. Бабушка их принимала, кормила. Много говорили, много вспоминали, плакали.

Наших ребят брали служить только в стройбат, оружие не доверяли. Первым в нормальные войска попал кажется Кнорр Клим, в семидесятых. Он служил в посёлке Гатчино, под Ленинградом, в нормальных войсках, и мы им очень гордились. Когда начали выдавать паспорта? Уже точно не помню, но наврное не ранее шестидесятых. Бабушка уверяла что моя русская фамилия спасёт меня от всех бед. Увы, стоило лишь открыть мой паспорт и взлянув на мою национальность "русский" пролистнуть, то была запись что папа - русский, а мать - НЕМКА! И приходил полный кирдык всем мечтам. Даже в 80х, псоле института и армии, уже перед перестройкой, коллеги Путина ржали мне в лицо, узнав что я по матери немец.
Уехавшие в Германию безумно скучали по старой родине, по Катанаю и другим местам. Часто ездили в гости. Но разумом понимали, что так жить они не хотят, не смогут, и не будут. Вот жаль только что всегда врали и врут сами себе, глорифицируя советскую власть, ссср и совдепию. Вместо того чтобы честно сказать себе - они подонки, относились к нам как к скоту, и мы туда уже никогда не вернёмся, ни за какие калачи. И прекратят учить детей русскому языку, а научат их английскому или французскому или на худой конец испанскому. И откроют им врата в имр, вместо того чтобы вешать якорь на ноги.

Немцы и казахи - братья. Да, но пока нас всех гнобил урус. Лишь пропал его гнёт и лишь Казахстан стал независимым как ситуация резко изменилась, и наряду с хорошими людьми всплыли на поверхность всё дерьмо. Заявлявшее что "я хозяин весь страна", что ты должен теперь учить казахский!!!, а в минуты гнева - "жаль что мы вас всех не прикончили" и "никуда не денетесь, оставите всё когда будете уезжать". И мы оставили. И они всё засрали и разрушили за пару лет. Я проверял, ездил!
И у меня была мысль вернуться обратно. Бабушка пришла в тихий ужас. Она то понимала, какое счастье нам выпало жить в свободной стране, где не уводят по ночам, не сажают ни за хрен собачий, где не нужно таскать на горбу воду, дрова и сено, где не нужно на корточках сидеть над дыркой в туалете. И мы прислушивались к её голосу.
В комментах и одноклассниках народ ностальжирует, жрёт рус пропаганду и врёт сам себе - да, мол, возвращаются некоторе немцы в россию, и прекрасно живут. Я не люблю материться и никогда не матерюсь, но вижу что в современном мире даже такие потрясающие и воспитанные люди как Макаревич иногда могут загнуть, и хочу вам сказать - НЕ ЕБИТЕ МНЕ МОЗГИ! Кто вернулся, покажи пальцем? Куда вернулся? Ради спецобосрации, ради могилизации? Чтобы положить детей в чёрный мешок? Чтобы убивать тех, кто нам, именно нам, является настоящими братьями? Не люблю я свой народ за невежество, даже в развитой стране они не хотят просвящаться, узнать что все наши переселенцы из Германии пришли в Украину, выбрали там лучшие места. Наши колонии и посёлки были вокруг Одессы. Бабушка потоянно вспоминала Мариуполь, мелитополь и Ростов, и другие украинские города, где жили её родители, наши предки. Жили отлично. Ибо украинцы тоже трудолюбивый и мирный народ. Жили пока не стали нас коммуняки голодомориться, выселять, переселять, сажать. Население Руси ужасно ненавидело немцев за то, что буквально за несколько лет они создали себе жизнь гораздо лучше чем местный русский народ за века. Крепкие подворья, лошадь, тёплые дома, изобилие пищи. И это народ, который пришёл из тёплых регионов, и быстро приспособился к саням, валенкам, и прочим прелестям зимы.
Да, Дарвин был прав, и селекция будет продолжаться, и самые тупые будут ездить туда и даже возвращаться. Как та семья которой не понравилось в Германии. И которая быстро осознала какое зверьё живёт в совдепии, и быстро потихоньку слиняла обратно в Германию. Быть тупым это быть как мёртвым - всем больно, только не тебе, потому что ты тупой.

Одна из важнейших причин почему уехали и никогда не вернутся? Вот эта вот грёбаная книга по казахской истории, которая показана в ролике про Катанай. Если очень мягко то давайте так - если нет истории то не нужно её изобретать и выдумывать. Если она есть - не нужно ей учить, ибо все эпизоды из неё - отвратительные. Хотите эпизоды нашей истории? Мы нападали на соседей, мужиков убивали, баб насиловали, потом убивали, и зажаривали на костре и сжирали. Ах, вам неприятен этот период, чингиз хановский лучше? Давайте так! Мои дети все стали учителями и профессорами в Америке. Потому что я запретил им всю русскую муть, а тем более казахскую. Я добился многого. Поработав учителем в Германии я работал сетевым администратором в аэропорту, потом стал Тренером (учителем от Майкрософта), инженером, всякой хренью, работал на крупнейшие американские фирмы, в том числе Quest Software, DELL. И ни одна падла не радовалась узнав что я знаю сколько зубов было у лошади Аблай Хана, или сколько жён у Абая Кунанбаева. Никто не ссал от счастья в штаны узнав, что Чокан Валиханов встречался с Достоевским. И Илон Маск не ищет лихорадочно никого кто знает казахский или русский, и не испытывает оргазм когда я ему читаю вслух "о казахи мои мой бедный народ жёстким усом небритым прикрыл ты свой рот" и "не айналайн ласкало детский слух, а ругань и ворчание старух". И похеру всему миру все эти сыгымы и барымтаи. Бля, взрослейте уже, выбирайте языки и страны где создаются открытия в области науки, медицины. Язык - это орудие труда, а не предмет бахвальства. Со мной умрёт мой любимый язык детства, наш Катанаевски старый немецкий. Да, он мне дорог, да, я его люблю, но он нах не нужен мои детям. Leck die Katz unter dem Schwanz, если хочешь, но я выбираю страны и нации и языки котрые дали миру бОльшее количество нобелевских лауреатов. Которые по чесноку боролись и борются с фашизмом. Вы знаете что мне ещё дед рассказал про "трудармию"? Что их постоянно строили, и заставляли произносить "кукуруза" и другие слова. Тех кто картавил тех сразу выводили и растреливали. Да-да, так совдепы обращались с евреями. А ты всё ещё веришь что доблестный рус солдат освободил Еропу и все еврейские концлагеря? Ты не интересовался как немцы описывают советских содат? Пили всё что горит, убивали всё что шевелится, ебали всё что женского пола! Вот она, правда, а не твои выдуманные 28 панфиловцев, трудармии или интернационал, равенство и братство. И когда вы любите русских, совок, путина и раисю то вы просто СРЁТЕ на могилы своих предков, ибо это они гнобили и убивали ваших родителей и прародителей, это из-за них кладбище в Катанае переполнено, это из-за них половина людей ушда из жизни без нормальной медицины. Хотя всё вы это и сами прекрасно знаете и понимает, просто врёте себе и всем вокруг. Но конечно никогда и ни за что не вернётесь в назарбайстан или путиностан. Но рьяно поддерживаете путинососов издалека, поощряя убийства людей русскими в Африке, Грузии, Чечне, Украине, Армении, Азербайджане, во всех странах мира. Вот вы и стали тупиковой ветвью развития, на которой умер Катанай. И вы бы умерли, не прими вас Германия. И вместо того чтобы быть ей благодарными вы любите хуйло и хуйлостан. Флаг вам в руки!


Если интересно то можете прочесть о судьбе моей бабушки, там тоже много про Катанай. Вот ссылка:
Вот внизу коротенький отрывок из этой странички. Писал я всё это когда подонки ещё не начали бомбить нашу Родину и "мочить укропов".

И когда вы, казахи и киргизы, строите границы и таможни и вводите свой язык и свои деньги, я вас как-то понимаю. Но я категорически не понимаю попыток привить национальную неприязнь и ненависть между народами любых стран и республик и государств. Не понимаю того, что произошло между Россией и чеченами или ингушами. Да, может они не ангелы, но наши старики и родители вместе дерьмо жрали, и дохли вместе, и выживали вместе. Что вы-то делите теперь? Землю? Деньги? Славу? Власть? Понты? Как говорят немцы - кто же вам в мозги насрал-то, а? Нет наций лучше или хуже. Нету! И не будет. И пока русские верят что они лучше - они зло, они - яд, они - отрава, они - рак. Попробуйте усвоить эту простую истину, которой меня научила моя бабушка, а её в свою очередь научила жизнь. И лишь в память о моей бабушке, Анастасии Адамовне, я пытаюсь вам напомнить об этом.